НОВОСТИ ШКОЛЫ ДИЗАЙНА ИОН РАНХИГС
Школа

«Должен быть мост между образованием и индустрией»: как помочь студентам реализоваться


КРАТКАЯ СПРАВКА

Екатерина Гурова начала свою преподавательскую карьеру вскоре после защиты кандидатской диссертации по искусствоведению. С 2017 года она возглавляла Институт дизайна Российского государственного университета им. А. Н. Косыгина (РГУ), а спустя три года стала директором Школы дизайна Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте России (РАНХиГС). Она курировала университетские проекты в крупнейших российских музеях — от Третьяковской галереи до Манежа, неоднократно участвовала в международных форумах и выставках по дизайну, а в 2020 году попробовала себя в конкурсе «Лидеры России. Политика». Екатерина организует совместный бакалавриат по современному дизайну РАНХиГС и Skillbox, где будет преподавать и сама.



В прошлый раз мы поговорили с Екатериной о её пути в дизайне, современных образовательных методах и важности личностного подхода для воспитания профессионалов.

— Вы говорили, что хотели бы разработать дизайнерскую платформу, которая станет мостом между образованием и миром реальной индустрии. Что это подразумевает, помимо привлечения в высшую школу специалистов из разных сфер?

— Должен существовать мост между образованием и индустрией. Сейчас это не новость: и Высшая школа экономики, и Косыгинский университет развивают это направление. Но пять лет назад, когда я только стала преподавателем, всё было не так. Чтобы образование ценилось, чтобы соблюсти баланс между фундаментальным и современным, должны были измениться подходы.

Сегодня существует столько всего интересного, что заставить человека учиться очень сложно. А чтобы он ещё и прошёл путь в четыре года, надо приложить колоссальные усилия, заинтересовать студентов.

Благодаря современным профессионалам и образовательным подходам студенты должны увидеть, что их любят. И самое главное — что они могут проявить и реализовать себя, найти новых друзей. Вуз должен давать студентам такие возможности. Так, чтобы четыре года обучения были по-настоящему незабываемыми, чтобы выпускники выходили со скиллами, с новыми навыками, которые позволяют им свободно выбирать профессию — от графического дизайна до дизайна среды. Это очень широкие направления, потому что впоследствии можно быть аниматором, моушн-дизайнером, иллюстратором, создателем сайтов и виртуальных миров, проектировать пространства.

Нам нужно научить студентов подходам, чтобы дальше они могли совершенствоваться всю жизнь, даже если выберут другую профессию. Дизайн всё равно даст им навыки. Как я говорила, мы должны знакомить для этого студентов с профессионалами, с бизнесом, с культурными площадками, помогать им коллаборировать с различными проектами.


— Партнёрство со Skillbox входит в план создания новой платформы?

— Конечно, потому что благодаря такому сильному партнёру, который появился у нас в этом году, мы можем сделать многое, и прежде всего — увеличить платформу. То есть привлекать больше экспертов и компаний с реальными проектами.

Когда я только задумывалась о том, что между образованием и индустрией должен быть мост, задалась вопросом: «Когда впервые мои студенты поверили в себя?» Несколько лет назад в Красноярске проходила XXIX Всемирная зимняя универсиада. И был объявлен конкурс по созданию концепции поезда Московского метрополитена, посвящённого российским молодёжным спортивным движениям. Он должен был объединить северные традиции, спорт и коммуникацию.

Мы со студентами тогда подали свою заявку, предложив концепцию. Не представляете, какой был восторг, когда нам пришло письмо о том, что мы победили! Но это было только начало. Арт-директор и дизайнер проекта взяли десятерых наших студентов и разделили их на группы. Одна рисовала северные орнаменты, другая — стилизовала животных под виды спорта, третья — воспроизводила архитектуру. То есть перед студентами поставили реальные задачи, и они за два летних месяца сделали весь проект. В ноябре 2019 года в московском метро появился этот поезд, ходил в нашем оформлении полгода.

Это пример соединения образования и индустрии. Самое удивительное, что студенты подавали заявку, ещё учась на первом курсе: они говорили, что боятся, не знают, как сделать. Но ничего, написали письмо и подали заявку. Не представляете, какая у меня была эйфория, а у них — восторг.

Нас всех пригласили в депо, где были тогдашние заместитель премьер-министра Ольга Голодец, министр спорта Павел Колобков и другие члены правительства. Но самое главное — это когда ты видишь поезд из десяти вагонов с твоими рисунками ещё до того, как он поехал в метро.

Студенты поверили в себя, этот проект дал им старт, чтобы продолжать развитие. После этого они побеждали на всевозможных конкурсах, занимали призовые места, а в этом году они выпускаются из Косыгинского университета.

Сотрудничество со Skillbox придаст образовательному процессу мобильности и позволит людям из других городов — многие из которых мечтают стать дизайнерами, но не могут жить в Москве — общаться с профессионалами и заводить новых друзей. Планируется, что часть занятий будет синхронная, то есть можно получить комментарии мастера по проектным задачам. Тем самым мы можем расширить географию городов и графического языка. Студенты окажутся вместе онлайн и смогут при этом приезжать в Москву — офлайн-кластер будет существовать. Вместе со Skillbox мы будем меняться и придумывать новое.


Онлайн-бакалавриат. Прошлое и настоящее


— При этом несколько лет не утихают споры по поводу пользы и вреда онлайн-образования. Как вы сами относитесь к удалённому обучению дизайнеров? Какие плюсы и минусы есть по сравнению с офлайном?

— Несколько лет назад я бы наверняка отстаивала другую концепцию: как можно вообще удалённо учить дизайну, не видя студента? Но мир меняется очень быстро, и образование становится доступно для всех людей, независимо от того, где они живут. Если раньше мы не могли найти соответствующие подходы, то сейчас в связи с пандемией у нас получилось это сделать — отработать дистанционные инструменты и наладить механизмы эффективной обратной связи. Расширяется география, и можно привлекать всё больше разных специалистов, консультантов и заказчиков, компаний для прохождения практики.

Онлайн привёл и к существенной экономии времени и сил.

Кто знает, может быть, мы рано или поздно вернёмся к офлайну, но пока у нас есть отличная возможность гибридного обучения. Есть различные форматы — от конференций до блоковых онлайн-заданий. Компьютерные технологии позволяют нам видеть рабочие экраны студентов. Преподаватели, в свою очередь, могут исправлять ошибки, помогать, когда учащийся передаёт им доступ к своей мышке. То есть вы находитесь здесь и сейчас. Надо лишь отрабатывать соответствующие навыки и не бояться, ведь это наша новая реальность.

— Вы сказали о гибридном обучении. То есть совместный бакалавриат РАНХиГС и Skillbox предполагает не только онлайн? Какие офлайн-мероприятия предусмотрены программой?

— Есть возможность пройти практику, приехать на просмотры работ и защититься в Москве. Это очень важно, потому что единственный минус онлайн-обучения — невозможность студентов вместе куда-нибудь пойти и ближе познакомиться. Но благодаря совместным проектам, практикам, просмотрам работ и защитам все они могут встретиться и объединиться. Даже если студент живёт не в Москве, у него есть множество отличных поводов приехать в столицу и увидеться со своими сокурсниками.

Мы предусмотрели также такую возможность, как переход студента от онлайн- к офлайн-обучению. Программы абсолютно одинаковые. Если вдруг семья нашего студента переехала в Москву, он свободно может начать заниматься в офлайн-формате. Знания студенты получают одинаковые, потому что в обоих форматах в каждой группе есть мастер, который всегда на связи. Так что в качестве получаемого образования уж точно никто не потеряет.


— Набор на совместную программу «Современный дизайн» начнётся уже в июне. Как к вам можно поступить?

— Абитуриенты предоставляют баллы ЕГЭ и проходят творческие испытания. Два творческих испытания — это экзамен, который состоит из концептуального рисунка и композиции. В первом случае даётся одностраничный текст: некая история, раскадровку которой должен сдать абитуриент. Во втором — всё зависит от направления, на которое ты поступаешь. Если на «Графический дизайн», то это графическая композиция, если на «Дизайн среды» — объёмно-пространственная. Два этих испытания проходят все — они обязательны для поступления.

На совместном бакалавриате нет конкурса портфолио, как это предусматривается программами многих учебных заведений. Но тем, кто поступает после окончания школы, мы хотим пожелать успешно справиться с ЕГЭ. Абитуриенты должны сдать экзамен по русскому языку (не менее 50 баллов) и обществознанию (не менее 44 баллов). После этого они смогут участвовать в общем конкурсе.

— В программе предусмотрено два направления — «Графический дизайн» и «Дизайн среды». Как студенту не ошибиться и выбрать своё?

— Программа у нас одна, она называется «Современный дизайн». На неё поступают все абитуриенты. В этом году РАНХиГС предоставил 10 грантовых мест, которые будут распределены между онлайном и офлайном. Они позволят лучшим обучаться бесплатно на протяжении четырёх лет. Мы также предусмотрели систему скидок от 10% до 70% при контрактном обучении. Это всё касается одной программы.

Но любой поступивший может выбрать траекторию, у них есть опция — между «Графическим дизайном» и «Дизайном среды». Но мы предусмотрели, что есть студенты, которые не знают сразу, кем хотят стать. Поэтому на первом курсе можно подать заявление и перейти в другую группу. Разница дисциплин в первый год обучения небольшая, она касается проектных работ. Чтобы пересдач был минимум, мы советуем абитуриентам сделать это на первом курсе — перейти они смогут гораздо более безболезненно.

— Какие карьерные перспективы будут у студентов после обучения в совместном бакалавриате?

— Мы даём им возможность, благодаря проектам и конкурсам, сформировать портфолио. Также можно попасть на практику в различные бюро. На первом курсе она художественная, на втором — исследовательская, на третьем — в компании.

Например, в этом году у нас многие студенты проходили практику в IKEA — после этого им сразу предложили работу. Другие — в московских архитектурных бюро.

В итоге им дали задание на диплом, эти компании готовы их взять к себе после окончания вуза. Что важно? За четыре года студент сможет попробовать себя в проектах в различных направлениях и раскрыть себя. Студенты сами идут на подработку. К примеру, есть Летняя карьерная школа при правительстве Москвы: в прошлом году наши студенты разрабатывали им фирменный стиль. Опять же, благодаря партнёрству со Skillbox география компаний существенно расширяется. У наших выпускников есть возможность улучшить качество дизайна: как у государственных, так и у коммерческих структур.

Потому что практически нет такой области, которая не нуждается в дизайне — от оформления сайтов и визиток до создания разного рода иллюстраций и стикерпаков. У ребят такой выбор будет. Благодаря практике они смогут соприкоснуться с профессией, увидеть работу изнутри.

Некоторые вот проходят практику и говорят: «Боже, это так сложно, каждый день на работу ходить, просыпаться так рано!» (Смеётся.)

Но они этот путь уже прошли. Я считаю, что студентам надо показывать реальную жизнь как можно раньше, чтобы они понимали, в чём развиваться.


Блиц


— Русский дизайн рано или поздно завоюет мир?

— Мы к этому будем идти! Путь долгий, в других странах эта культура сформировалась раньше. В России она только возникает. Так что очень надеюсь, скоро начнут отличать российский дизайн.

— Какое ваше любимое направление в истории дизайна?

— Что мне нравится в истории дизайна, — а она не такая большая, как история искусства, — так это его человекоориентированность. Мне импонируют периоды, когда дизайн отвечал на общественные запросы и менял представления людей. Так было в 1920-е годы, когда жизнь стала упрощаться, дизайн адаптировался под неё и появились две великие школы — Баухаус и ВХУТЕМАС. Это не просто институции, а по-настоящему новая точка в истории дизайна, потому что они изменили целую эпоху.

Ещё мне очень нравится, когда в дизайне есть эмоциональный отклик. Послевоенный итальянский дизайн 1950–1960-х — яркий пример. Жизнь менялась, людям хотелось больше радости, и дизайн ответил им. Один из знаменитых представителей того периода — Акилле Кастильони. Потом было время постмодернизма в 1970–1980-е, которое, например, подарило нам имя Джо Коломбо. Всё это моменты, в которые были радикально пересмотрены подходы, что сильно повлияло на всю историю мирового дизайна. При этом идеи, которые выработаны тогдашней итальянской дизайн-индустрией, не устаревают до сих пор.

— Топ мест, которые должен посетить каждый дизайнер.

— Италия, Швеция, Швейцария, в Голландии — Амстердам, в Дании — Копенгаген, во Франции — Париж. За пределами континента точно надо побывать в Нью-Йорке, ещё в азиатских городах — Сеуле, Шанхае, Гонконге, Токио и в целом в Японии.


— Назовите проекты последних лет, которые изменили к лучшему российскую архитектуру и городской ландшафт.

— Мне нравится, как меняется облик Москвы. Даже проект «Зарядье», который вначале многие критиковали, сейчас выглядит совершенно по-другому. Он изменил облик города. Москва стала более пешеходной, более мобильной. Здесь можно жить с утра до ночи. Проект «КБ Стрелка» тоже очень многое изменил в столице — и как культурная институция, и как создатель городских исследовательских проектов. В преображении Москвы их заслуга большая — от велосипедных дорожек до парковок.

Огромное количество моих друзей, которые прилетали до пандемии в Москву, поражались — в мире нельзя найти таких вещей, как у нас. Благодаря разным приложениям можно и оказаться в любом месте, и заказать в любое время суток всё, что ты хочешь, — от доставки еды до увлечений. Потому что я не уверена, что какой-то другой город может предложить тот спектр развлечений, который способна дать Москва.

Я люблю наш город за стихийность, которая даёт силу.

— Что читать о дизайне и истории дизайна? Порекомендуйте пять книг.

— «История графического дизайна» Филиппа Меггса, «Дизайн для реального мира» Виктора Папанека, «Объекты желания» Адриана Форти, «Дизайн в культуре XX века. 1945–1990» Владимира Аронова и «Искусство и визуальное восприятие» Рудольфа Арнхейма.

Автор статьи: Александр Непогодин (Skillbox)
Источник: https://skillbox.ru/media/design/interview-ekaterina-gurova-part-2/

Онлайн-бакалавриат РАНХиГС + Skillbox: https://www.design.ranepa.ru/ranepa/online